Профессионалам
23.04.2019 | Альбина Весина

Форум мирового уровня

часть 1      часть 2      часть 3

 

Что касается Деловой программы, трудно назвать те проблемы и темы, которые не были рассмотрены в ходе мероприятий этой программы. В частности, это конференция «Сырьевой вопрос в отечественной текстильной и легкой промышленности». Можно полностью согласиться с мнением Ирины Ивановой, заместителя директора Департамента развития легкой промышленности и лесопромышленного комплекса Минпромторга РФ: «Сырьевых ресурсов отрасли в регионе достаточно, но должной кооперации в его комплексном освоении пока нет».
 


Основные выводы конференции такие: РФ и другие страны ЕАЭС располагают колоссальными возможностями для развития сырьевого импортозамещения в отрасли. Но до сих пор они используются на минимальном уровне. Эксперты рекомендуют для решения этих проблем, прежде всего, составление прогнозных балансов спроса-потребления сырьевой продукции, проработку дву- и многосторонних проектов по развитию сырьевой базы легпрома, совместные НИОКР по новым видам текстильного сырья и продуктам их переработки.

 

Кстати, совместно с Минсельхозом РФ наметилось продвижение проектов по льноводству и комплексной переработке льноволокна – на базе внутри- и межрегиональных кластеров. Растущий спрос на качественное льносырье и благоприятные, в целом, природные условия для этой отрасли предопределили, по словам И. Ивановой, программу, совместную с Минсельхозом, по созданию сети крупных льнокомплексов в РФ.

 


Относительно шерстяного сектора, с 2017 г., как отмечалось на конференции, предоставляется госсубсидия по производству шерсти для российских переработчиков. Однако субсидии логичнее «привязывать» к качеству конкретного сырья. Тем более что, например, поныне доля мусора в условной единице российской шерсти достигает 20% и более, в то время как в сырье из Австралии, Новой Зеландии и Южной Америки – максимум 5%.

 

Что касается кожаных полуфабрикатов, положительно сказывается на этой подотрасли пролонгация ЕЭК запрета на их экспорт. Но этот эффект был нивелирован резким падением в 2018-м КРС-поголовья в ЕАЭС. Потому вопросы формирования сырьевой базы по легпрому нерешаемы без координации с национальными минсельхозами.

 


«Но вновь и вновь считаю нужным подчеркнуть ситуацию, – констатирует А. Разбродин, – когда Россия, являясь одним из лидеров на мировом рынке нефти и газа, по-прежнему не располагает надлежащими мощностями по комплексной переработке нефтегазового сырья. Хотя в этих продуктах остро нуждаются смежные сектора легпрома и химпрома».


Скажем, проект ПЭТФ-комплекса в Ивановской области почил в бозе, хотя начало его строительства планировалось еще на 2015 год. Зато, как отметил А.Разбродин, в белорусском «Могилевхимволокне» реализован аналогичный проект, но без кооперации с российскими партнерами.


В свою очередь, в шерстяном секторе целесообразна общеблоковая (в рамках ЕАЭС) программа по межгосподдержке шерстяного животноводства. Относительно же оценки качества шерстяного сырья, имеется, по словам А. Разбродина, проект создания в Подмосковье сертифицированной профильной лаборатории, давно востребованной подотраслью.

 

 

Важнейшим трендом легпрома, да и всей экономики страны является цифровизация. Эти вопросы присутствовали практически на всех форумах Деловой программы Российской недели легпрома. Центровым по этой тематике стал круглый стол «Цифровизация легпрома: новые драйверы развития». По мнению участников круглого стола, цифровизация становится стержневым фактором развития текстильной и легкой промышленности во все большем числе стран. Но важно понять, что цифровизация олицетворяет собой комплексную трансформацию любой отрасли – от управленческих структур до организации производства и сбыта продукции. Помимо всего прочего, искусственный интеллект и в целом цифровые технологии полностью меняют систему проектирования изделий и управления как производственными процессами, так и реализацией продукции. Эти же факторы требуют качественного реестра кадрового и технологического обеспечения абсолютно во всех секторах отрасли.

 


В то же время, в российском бизнес-сообществе распространено мнение, что технологии цифровизации, разрабатываемые и используемые, например, в энергетике, машиностроении металлургии, нефтепереработке, вполне применимы и в таких отраслях, как легпром, АПК, здравоохранение и т.п. Но такой подход – это отмечалось на упомянутом форуме – ведет больше к «парадной» отчетности по цифровизации. А ее реальный эффект останется низким, если он вообще состоится.


Эта проблематика была продолжена в рамках конференции «Перспективы цифровой трансформации текстильных производств различного масштаба и специализации», организованной журналом «Цифровой текстиль» и Союзлегпромом. О своем опыте работы с цифровым текстилем рассказали руководители многих специализированных типографий, фабрик и сервисов. Наибольший интерес вызвали выступления практиков в сфере цифровой печати по текстилю. Так, Григорий Суменков (компания «Текстиль и технологии») представил конкурентные преимущества цифровой печати в условиях нестабильного спроса на примерах решений от MS и Monti Antonio, поставляемых компанией. Андрей Соболев (компания «Веллес») рассказал о персонализации готовых изделий с использованием технологии прямой печати на принтерах Brother. В свою очередь, Норберт Гарц из компании Leonhard KURZ и Ольга Даниленко из «Дубль В» проинформировали о декорировании ткани фольгой. Это, в сочетании с цифровой печатью, дает дополнительные возможности по эксклюзивной отделке продукции.

 


Заключительная часть этой конференции – «Промышленные решения для цифровой печати по текстилю. Российский опыт» – была посвящена «тяжелому» оборудованию. Ее обозначил аналитический доклад Михаила Шпилькина «Обзор российского рынка. Мировые тенденции в цифровой печати». Затем своим опытом поделились ведущие российские поставщики оборудования для цифровой печати по текстилю.


Оживленная дискуссия состоялась в ходе пленарной сессии «Кластерный подход в отечественной легкой промышленности». Она в полной мере отразила соответствующие тренды в отрасли, сориентированные на формирование кластеров полного цикла. Как отметила на этой сессии Александра Калошина, директор-основатель компании Solstudio Textile Group, кластерные варианты в отрасли особенно характерны для инновационных комплексов. Поскольку новейшие технологии и ускоряющиеся изменения спроса диктуют необходимость максимально возможной концентрации производств, причем с ускоряющимся периодом всех производственных процессов. Кроме того, печать на тканях во всем мире развивается в сложившихся и новых кластерах. Это, к примеру, мировые кластерные «лидеры» данного направления – Комо в Италии, Бурса в Турции, Ханьчжоу в КНР, Сурат в Индии. Но такой подход требует максимальной оперативности во всех звеньях текстильного производства и абсолютно нестандартных форм управления отраслью. Исключающих громоздкие управленческие аппараты и традиционные технологии.

 


Схожие оценки высказали другие участники cессии. Кстати, приоритет кластерного развития отрасли предусмотрен Стратегией развития отечественного легпрома на период до 2025 года включительно. Но, по мнению Кристины Зарубиной (глава технопарка «Калибр») и большинства других экспертов, такой подход в Стратегии слабо увязан с мерами по инновационному обновлению всех составляющих текстильного производства и его управленческой инфраструктуры.
 
Участники пленарной сессии напомнили, что в 2015 году свое участие в реализации федеральной кластерной политики обозначил Минпромторг РФ, выступив с инициативой по стимулированию и ускоренному развитию технологической кооперации в текстильных и других отраслевых/межотраслевых кластерах. Поддержка кластеров осуществляется, например, посредством госсубсидирования части затрат участников кластеров на НИОКР, обучение, лизинг, сертификацию и т.п. мероприятий.

 


Что же касается выбора условий расположения кластерных центров и обеспечения их наиболее высокой эффективности в РФ, эксперты считают приоритетными индустриальные/технологические парки, территории опережающего развития и специальные экономические зоны. В этой связи, А. Калошина отметила, что в ее компании «исследовали многие столичные и околостоличные технопарки и поняли, что их условия зачастую не предполагают размещения там реальных фабрик. В результате, остановили свой выбор на технопарке «Калибр».

 

Что же касается основных факторов, сдерживающих кластерную трансформацию отрасли, президент «Коника Минолта Бизнес солюшнз» Николай Дмитриев выделил следующие: застарелые формы управления и внутриотраслевой кооперации; приоритетность ориентации производства на склад; минимальная зависимость ценовой политики от платежеспособности спроса; экономия средств на переподготовку ИТР, на поощрение высококвалифицированных кадров, внедрение результатов НИКОР и привлечение обладателей новых отраслевых профессий; слабое взаимодействие с российскими и особенно с зарубежными научно-исследовательскими центрами.

 

Продолжение следует.

 

Автор: А. Чичкин

Фото: Союзлегпром

0