Профессионалам
07.03.2018 | Альбина Весина

Трудный возраст

часть 1      часть 2      часть 3

 

Рост экономики в 2018-м будет обеспечиваться преимущественно за счет потребительского сектора, который после трехлетнего сжатия наконец смог оттолкнуться от дна. Однако и доходы населения, и развитие розницы не позволят обеспечить масштабный рост. Поэтому речь идет не столько о возврате к потребительской модели экономики, сколько о новом периоде социальной стабильности и потребительской стагнации. Потребление домохозяйствами будет стимулировать экономику в 2018 г., но структура потребления изменится в пользу большей доли сферы услуг. Это означает, что снизится эффективность традиционных якорных функций в ТЦ, в том числе детских проектов.

 

 

ДЕТСКАЯ ТЕМА


Впрочем, по данным исследований РБК, сегмент детских товаров оказался более устойчив к кризисам, чем потребительский рынок в целом: здесь продажи одежды снизились на 10%, обуви – ​на 13%. Выручка же игроков, например, на рынках бытовой и цифровой техники упала более чем на 20%.


Несмотря на то, что сектор детского ритейла не только выживает, но зачастую процветает преимущественно за счет того, что от покупки детских товаров сложно отказаться, стабилизации и роста в нем отдельные участники рынка ждут не ранее последнего квартала 2018 года.


Специализированные сети детских товаров уже сейчас вынуждены конкурировать с семейными универмагами, а снижение рождаемости все больше провоцирует игроков на поиск новых подходов и «точек роста».

 

Покупатели же продолжают перетекать из специализированных детских отделов в гипермаркеты. Согласно исследованиям РБК, благодаря акциям, до 53% родителей теперь предпочитают именно их. Другие эксперты говорят о гипермаркетах как о конкурентах скорее в «низком» сегменте – ​сюда приходят сэкономить, зато часто совершают импульсные покупки.

 

 

КУПИМ СЕМЕЙНО


В детском сегменте усиливается роль семейных универмагов, предлагающих товары и для женщин, и для мужчин, и для детей. В итоге department store стали серьезными конкурентами специализи­рованным детским магазинам.


До 50% продаж некоторых ритейлеров в детском сегменте уже сейчас происходит онлайн, тем не менее около 80% российских клиентов по-прежнему предпочитают приходить в традиционные магазины. На этом фоне практически все ритейлеры выбрали омниканальную систему разви­­тия и запускают собственные торговые марки. «События последнего десятилетия, затрагивающие мировую экономику и общество в целом, привели к глобальным изменени­­ям в поведении потребителей, – ​размышляет Наталья Чиненова, главный консультант по бизнес-технологиям в ритейле, Fashion Consulting Group. – ​Сегодняшние дети 10–12 лет, так называемое «цифровое по­­коление», выросли вместе с интернетом и другими средствами коммуникации. Это дети, которым «робототехника» ближе, чем игра в песочнице; дети и подростки, для которых границы между городами и странами размыты. Они не безразличны к охране окружающей среды и экологии, они играют не в куклы, а в гаджеты, а самое главное для них – ​это наличие Wi-Fi. Эти дети выросли, проводя свободное время вместе с родителями в мега-моллах, развлекаясь на детских площадках, в игровых комнатах или уткнувшись в экран телефона. Для них посещение торгового центра – ​естественный процесс. Сегодняшние десятилетние идут с родителями или самостоятельно именно туда, куда привычно, они не ищут специализированных магазинов. Именно поэтому происходит усиление роли семейных универмагов – ​международных (например, H&M, GAP, Uniqlo) или российских (SELA, Gloria Jeans, O’STIN). Спрос всегда рождает предложение».

 


Ольга Ясько, директор по развитию бизнеса, департамент торговой недвижимости Cushman & Wakefield, соглашается: «проблемный» в смысле покупки одежды и обуви для российских родителей возраст может варьироваться от 8 до 16 лет. «Это возраст, когда ребенок уже вырастает из «розовых единорогов», но пока не определился с собственными пристрастиями», – ​поясняет эксперт.


Ольга Ясько считает, что российский рынок в принципе не представляет большого вы­­бора для покупателей обсуждаемой возраст­­ной категории. «Пожалуй, если говорить об офлайн-торговле, на рынке почти нет торговых операторов, которые ориентированы именно на подростковую целевую аудиторию, таких как Justice, например, который ранее присутствовал на рынке и который позиционирует себя как fashion for tween, – ​отмечает г-жа Ясько. – ​Куда идут подростки? Если им уже подходят «взрослые» размеры одежды (а для пока еще формирующегося организма соответствие росту необязательно означает соответствие лекалам бренда), то это будет Bershka, Stradivarius, Pull&Bear, Monki. Могут помочь H&M или Uniqlo, если будут попадать в представление подростка о том, что ему нужно именно сейчас».


С другой стороны, Александра Чиркаева, руководитель направления аренды торговых помещений по Москве и Московскому реги­ону, отдел торговых помещений CBRE в Москве, сообщает, что такие российские игроки, как «Гулливер», а ранее – ​«Орби», запустили подростковые коллекции. «То есть какой-то интерес к развитию в этом сегменте есть, – ​размышляет г-жа Чиркаева. Но возникает вопрос, будут ли востребованы «специальные» магазины, если они появятся в большом количестве. Нужно также не забывать о том, что все подростки хотят казаться взрослее и, в силу психологических причин, стремятся перейти с «детских» магазинов на «взрослые» как можно раньше. Еще один тренд, который можно отметить, – ​это sport&casual, или athleisure, который также очень популярен у подростков, когда спортивная одежда носится как повседневная. Здесь из популярных игроков можно назвать Nike, Under Armour, New Balance, из российских брендов – ​«Сквот».

 

Продолжение следует.

 

Текст: Екатерина Реуцкая

Фото: shutterstock

0