Профессионалам
18.10.2018 | Вера Иванова

От цифровой революции до «эйджизма»

часть 1      часть 2      часть 3

 

Продолжение разговора о влиянии новых технологий на рабочие процессы в  fashion-индустрии с Марией Келиной, старшим консультантом, и Дарьей Тулубенской, партнером компании «Контакт», InterSearch Russia.

 

– Вы упоминали российские проекты. Можно ли сказать, что в последнее время серьезно развивается отечественная индустрия, которая требует больше кадров соответствующего уровня?

М.К.: – Курс правительства на развитие отечественного производства дает положительные результаты. Российская легкая промышленность показывает стабильные темпы роста, особенно в категориях «спецодежда», «домашний текстиль», «детские товары» и «обувь». Есть информация о строительстве новых заводов по переработке льна и освоению новых альтернативных источников сырья – например, технической конопли. Некоторые российские компании нарастили объем отечественного производства в 3–5 раз, но доля отечественного бизнеса при этом остается довольно низкой – только 2–3% от общего объема производства. Сейчас к локальному производству обращаются такие компании, как Melon Fashion Group, ТВОЕ, Bosco и другие. Не обошли этот тренд стороной и зарубежные компании – Inditex, Decathlon.

Д.Т.: – В результате мы наблюдаем повышенный спрос на директоров производства. С учетом того, что отрасль активно растет, а грамотных управленцев в этом сегменте не так много, уже сейчас за них идет настоящая борьба. Увы, в производственном блоке кандидаты не задерживаются, потому что популярность данного сектора достаточно невысокая: если люди выбирают модную индустрию, то стараются уйти в бренд-менеджмент и закупки. Плюс ко всему, практически все объекты находятся не в Москве, что также усложняет задачу по поиску.

 

 

– Какие кадровые перестановки вы могли бы отметить?

М.К.: – Любая смена первого лица компании неизбежно ведет к изменениям в кадровом составе, потому что зачастую избирается другой курс развития.

Например, не так давно Владимир Холязников покинул позицию CEO компании KupiVip, София Коффман ушла из компании Tom Tailor… После таких переходов изменения неизбежны, потому что топ-менеджеры приходят не только за деньгами и задачами, но и к конкретному человеку.

 

– Какие еще важные события на рынке повлияли на ситуацию с кадрами?

М.К.: – Рынок моды диктует новые требования. Повсеместно внедряются современные технологии, такие как виртуальные витрины, кастомизированные консультации, мир завоевывает интернет вещей. В ближайшем будущем возможны профессии, о которых сейчас мы только начинаем узнавать. Например, Chief Data Officer – человек, который будет управлять командой, собирающей и анализирующей весь массив данных о клиентах, их предпочтениях и другом подобном пользовательском опыте.

Сейчас традиционная розница и e-commerce-канал испытывают своего рода внутреннее противостояние. Если политика компании не предполагает грамотного разделения ассортимента в офлайне и онлайне, то происходит каннибализация трафика: простыми словами, это ситуация, когда покупатель пришел в магазин померить куртку, а купил ее на официальном сайте или даже на сайте партнера на тысячу рублей дешевле. Вообще, розница имеет большой потенциал к использованию онлайн-пространства. По отчету McKinsey, развитие собственных интернет-магазинов (direct to consumer) – один из ключевых трендов рынка. Государство на законодательном уровне старается всячески ограничить покупки на иностранных сайтах. По оценкам специалистов, потенциальная емкость рынка e-commerce, которую можно развивать в России, составляет 14%.

 

С точки зрения кадров, конечно, мы видим огромный спрос на руководителей интернет-проектов, директоров e-commerce и т.д. В рамках нашей компании данная тенденция даже повлияла на решение о создании отдельной практики «e-commerce».

 

 

Д.Т.: – Рынок по-прежнему сильно «перегрет» по этому направлению, хотя в последние годы ситуация начала исправляться. Если раньше кандидатов перекупали из проекта в проект каждый год, а то и чаще, то сейчас эти переходы не играют им на руку. Работодатели понимают: чтобы увидеть результат, особенно на рынке fashion, нужно прожить хотя бы несколько сезонов.

 

– Сейчас рассматривается законопроект о повышении пенсионного возраста. Распространен ли эйджизм на рынке fashion среди топ-менеджеров?

М.К.: – Вынуждены признать, что эйджизм имеет место. Сейчас редкий клиент не указывает в требованиях к кандидату возраст 35–40 лет максимум и ждет увидеть «горящие» глаза. Дело в том, что рынок так или иначе стареет. В последнее время мы часто наблюдаем грустную картину, когда сильный кандидат, с выдающимися победами, перешагнувший рубеж 49+, отчаянно пытается найти работу.

Мы как консультанты всячески стараемся работать с эйджизмом клиента. Прежде всего помогает оценка по компетенциям, которая позволяет оценить гибкость кандидата, его готовность к изменениям.

 

Безусловно, наш российский кандидат 50+ и аналогичный кандидат с европейского рынка часто отличаются в самопрезентации и жизненном ощущении, в энергетике. Но бывают и приятные исключения. В таком случае мы стараемся убедить клиента, что профессионализм кандидата в совокупности с его личным профилем будут хорошей инвестицией в бизнес, настаиваем хотя бы на первой личной встрече. Вообще, за рубежом в зрелом возрасте легче устроиться на новую работу, по сравнению с ситуацией в России. И это системная проблема, которая потребует определенного времени на ее решение.

 

Окончание следует.

Фото: shutterstock

0