Знатокам моды
27.05.2019 | Альбина Весина

Спуститься с небес на землю

часть 1      часть 2      часть 3       часть 4

 

ГАЛЕРЕИ THE MET CLOISTERS


В музейных реконструкциях французских монастырей в северной части Манхэттена, где расположилась вторая часть выставки, мысли словно уплывают от повседневной суеты, которая особенно ощущается в Нью-Йорке. Через камень и архитектуру они погружают в средневековую монашескую жизнь, полную покоя и умиротворения.


Часовня имеет характерные для романской культуры особенности – толстые стены, не­­большие окна и округлые арки. Как и во всех церквях, алтарь является центром, где проходит месса, а также обряд бракосочетания.


В данную концепцию идеально вписалось платье из дебютной коллекции Марка Бохана как главного дизайнера Дома Dior. Это свадебный наряд, выполненный в стиле аскетичного минимализма, с фатой и камелией в качестве единственного украшения.


Витражи в монастырском зале ранней го­­тики, благодаря своим свойствам, по­­зволяют пропускать свет, оставаясь как бы не­­трону­­­тыми. В средневековой мысли это сравнение с Девой Марией, родившей Иисуса, но со­­хра­нившей девственность. Та же идея отражена в платье Жан-Поля Готье с изображением Мадонны и Младенца в окружении ангелов, взятая с картины французского придворного художника XV в. Жана Фуке.


Еще одно платье, представленное Готье, из коллекции haute couture весна-лето 2007 под названием Les Vierges («Девственницы») – с традиционным сердцем, пронзенным ме­­чом, которое символизирует Деву Марию как скорбящую мать.


Наряду с гробницами в готической часовне платье Джона Гальяно выступает как пример погребального искусства.

 

РАЙСКАЯ МОДА

 

Три монастырских сада (Cuxa, Bonnefont и Trie) спроектированы и высажены по рассказам из средневековых текстов и изображений. Аккуратно вписанные в них работы дизайнеров лаконично продолжили тему Эдема.


Платье Марии Грации Кьюри и Пьерпаоло Пиччоли для Valentino создано под влиянием немецкого художника Лукаса Кранаха-старшего (1526), изобразившего Адама
и Еву в Райском саду. Учитывая роль этого сюжета в Библии и христианской историографии, неудивительно, что Эдемский сад является популярным образом среди художников и дизайнеров.

 


Триптих Иеронима Босха «Сад земных наслаждений» (ок. 1490–1500 гг.) вдохновил Рафа Симонса на создание коллекции осень-зима 2015/16 для Дома Dior. Его триптих получил название «Ложный рай». Наполненный растениями и фруктами – как реальными, так и фантастическими, – он представляет собой сад, предназначенный для обмана чувств.


Драматические повествования о единороге имеют сакральные и светские интерпретации. Это особенно относится к «Единорогу в плену» – самому популярному монастырскому гобелену. В Священных писаниях единорог символизирует Христа, в светских трактовках – счастливого жениха. Оба толкования объединил в свадебном наряде дизайнер Том Браун.


Платье Chanel, расшитое пшеницей, оз­­начает Божью щедрость и метафорический урожай. Зерновые колосья также представляют собой тело Христа и хлеб, упомянутые в описании таинства Святого Причастия в память о Тайной Вечере.


Зал поздней готики – самая большая галерея в The Met Cloisters, где хранятся восстановленные картины и скульптуры конца XV – начала XVI веков из алтарей Германии и Испании. В рамках выставки они олицетворяют моду Александра Маккуина. Религиозные сюжеты, особенно взятые из ранней нидерландской живописи, служили неисся­каемым источником вдохновения дизайнера. Это прослеживается в последних работах Маккуина для его коллекции осень-зима 2010/11, показанной после его смерти 11 февраля 2010 года. Эти проекты ярко отражали интерес дизайнера к религии и загробной жизни.


Глядя на «паломничество» людей с фотокамерами к дверям музея и внутрь монастырских галерей, невольно задаешься вопросом, который, по всей видимости, интересует и их: как церковь принимает тот факт, что мода использует христианские атрибуты, выносит их на подиум и в массы?


Ответом стало непосредственное участие в этой выставке самого Ватикана, в частности Папы Бенедикта XVI. Кардинал Джанфранко Раваси, президент Папского совета по культуре, написал введение в со­­проводительный каталог выставки, а преподобный Дэвид Трейси, один из самых уважаемых богословов, подготовил предисловие.


Погоня за сексуальностью, которая десятилетиями царила на уличных плакатах и в телевизионной рекламе, сегодня, кажется, прошла. Внутренняя потребность человека в возвращении к нравст­венным идеалам, к этике возрождает ценности так называемого «культурного круга христианства» – любовь к ближнему, правдивость и искренность, надежда и верность, доверие и вера, скромность, смирение, дистанция.


Полагаю, что за новой модой на религию стоят более глубокие и серьезные причины. Чем больше мы расширяем горизонты своего сознания, используя современные технологии, тем больше нам хочется сузить свое личное пространство и оградиться от вторжения.

 

Автор: Елена Державец

Фото: из открытых источников

0