Профессионалам
11.01.2018 | Альбина Весина

Знак отличия

часть 1      часть 2

 

Максим Александрович Протасов, руководитель Российской системы качества, продолжает рассказывать о работе организации.

 

 

– Какова реакция производителей на ваши исследования? Были ли попытки повлиять на результаты?
– Признать себя неправым чаще всего сложно. Мы всегда даем компаниям, получившим негативные результаты, возможность доказать, что на самом деле ситуация обстоит иначе. Но если нам в качестве единственного контраргумента предоставляют протокол своей собственной, нигде не аккредитованной цеховой лаборатории, в котором написано, что данная продукция идеальна, мы не готовы принять это как доказательство. В свою очередь, мы открыты и всегда готовы предоставить 
все протоколы наших исследований, показать оборудование. Мы исследовали порядка 3 000 различных товаров… и из них 700 были с тем или иным видом нарушений – ​от мелкой опечатки на этикетке до серьезного фальсификата. Из 700 предприятий, товар которых был признан некачественным, только порядка пяти громко заявили, что они не согласны. Как видите, процент совсем небольшой. Значит, доверие у производителей мы уже получили.
Финансирование Роскачества на 100% осуществляется из федерального бюджета. Это деньги налогоплательщиков – ​нас с вами. Мы не имеем ни права, ни возможности привлечь еще какие-то сторонние средства. Система внутреннего контроля также создана таким образом, чтобы не было никаких нарушений. Мы ориентируемся на лучшие международные примеры работы подобных служб и применяем их у себя.


– Значит, предпринимателям можно забыть о попытках как-то повлиять на результаты исследований Роска­чества?
– Совершенно верно. Лучше просто выпускать качественную продукцию, тем более что это прибыльно. Обладание знаком Роскачества – ​это еще один отличный инструмент, который помогает выстроить успешную политику продвижения товара. Есть даже специальная госпрограмма продвижения через торговые сети, когда создаются специальные полки, специальная выкладка для товаров со знаком Роскачества, транслируется реклама по телевидению. Предприниматели, которые не пошли на компромисс с совестью в вопросах качества, а дотянулись до наших опережающих время стандартов, локализовали производство в нашей стране и получили государственный знак качества, ​получают от нас помощь и поддержку в продвижении продукции на отечественном рынке. Кроме того, совместно с Российским Экспортным центром мы продвигаем такие товары на международный рынок. В 2018 году список мероприятий по поддержке товаров со знаком Роскачества будет еще расширен.

 


– Было проведено много исследований товаров легкой промышленности. На что стоит больше всего обратить внимание производителям?
– Качество пошива в нашей стране действительно очень хорошее. Шить уже научились… или не разучились. Есть проблемы с тканью. Причем даже две основные проблемы. Первая: производители честно за­­являют о составе ткани, пишут, что она смесовая, но показатели самой ткани не соответствуют техническому регламенту Таможенного союза. При исследовании школьной формы мы выявили, что большая часть этой одежды – ​настоящий скафандр. Была проведена большая работа – ​и силами самих предприятий, и при поддержке Минпромторга, который предложил субсидии для перехода на более качественное сырье. Сейчас статистика показывает улучшение в 2,5 раза. Вторая часть проб­лемы – ​фальсификат. Это когда на этикетке или упаковке написан совсем другой состав ткани. Например, написано «100% шерсть». Хотя всем известно, что ткани из 100%-ной шерсти в принципе не существует. Мы проверяем, а шерсти в этой ткани вообще нет. И наша задача, помимо всего прочего, – ​объяснить потребителю, что если большими буквами пишут «100% шерсть» или «100% натуральный шелк» – ​значит, точно врут. Или вообще шерсти нет, или максимум 10%. Так что следите за качеством ткани. Отсутствие входного контроля на предприятии – ​это не оправдание, скорее наоборот.


– Как часто попадались подделки?
– Под «подделкой» мы подразумеваем продукцию, произведенную под маркой или брендом, которые принадлежат кому-то другому. Такой товар нам попадается крайне редко, поскольку мы покупаем продукцию по официальным каналам продаж – ​там, где можно получить сертификат. Мы практически не закупаем продукцию на открытых рынках. Тут все просто: хочешь получить качественный товар – ​не надо искать его на вещевом развале. Наличие сертификата избавляет от риска купить подделку.

 


– Максим Александрович, что Вы можете сказать о сегодняшнем положении в легкой промышленности?
– Много позитивных слов. Я вижу, сколько всего уже сделано, как отрасль, изначально имеющая низкую материальную базу, очень хорошо и быстро развивается. Есть множество российских предприятий, отшивающих качественную и красивую одежду и обувь. К нам обра­щаются международные бренды, такие как, например, Zara, чтобы отшивать в России свои коллекции. Это, во-первых, ускоряет логистику, во-вторых, облегчает контроль за качеством товара. 
Да, есть проблема с тканями – ​и натуральными, и синтетическими. Есть проблемы с разнообразием и качеством фурнитуры. Таких кластеров, как в Юго-Восточной Азии, где можно найти все и сразу, у нас нет, но есть предпосылки к их появлению. У отечественного легпрома очень хорошие перспективы. Согласно опросам, 73% потребителей готовы покупать отечественную продукцию. Теперь главный вопрос в том, чтобы эта продукция была. И чтобы к ней было доверие с точки зрения ее качества.

 

Фото: shutterstock.com

0