Профессионалам
23.07.2018 | Наталья Кулагина

Российский легпром: вопросы и перспективы

часть 1      часть 2 

 

В июне в Москве состоялось годовое отчетное собрание отраслевого объединения Союзлегпром, по итогам которого корреспондент «ММ» побеседовал с президентом организации Андреем Разбродиным.

 

Андрей Валентинович, что бы Вы могли сказать о динамике развития отрасли и продуктивности мер ее господдержки?

 

– В прошлом году текстильная и легкая промышленность показала позитивную динамику. Точнее, индекс производства текстильных изделий составил 107,1% к уровню 2016 года, индекс производства одежды – 103,8%, индекс производства кожи и изделий из кожи – 104,3%. А в ряде сегментов легпрома эти показатели еще выше: например, индекс производства тканей из шелковых нитей и пряжи составил 107,4%; из синтетических и искусственных волокон – 113,7%; постельного белья – 117%. А по искусственным волокнам данный показатель едва ли не рекордный – 121,1%.

 

Считаю, что в ближайшей перспективе отрасли вполне по силам укрепить свое позиции в таких секторах рынка, как спецодежда, нетканые материалы, постельное белье, домашний текстиль, медицинские изделия.

 

 

Немаловажно и то, что за 2017 год объем инвестиций в основной капитал по текстильной и легкой промышленности (без учета малых предприятий) составил 10 млрд рублей. Вроде бы не так уж и много, но подчеркну, что это рост более чем на треть к уровню 2016 года. 


Эти достижения, после длительного периода падения производства, свидетельствуют о том, что «выздоровление» отрасли идет устойчивыми темпами. Благодаря им происходит более активное импортозамещение в разных секторах легпрома. А это важно, и в социальном плане, поскольку предприятия отрасли остаются градообразующими или входят в число градообразующих, как минимум, в 30 субъектах Федерации.  

 

Упомянутая динамика стала возможной благодаря системным мерам господдержки, принятым в 2016–2017 годах, и более активному сотрудничеству государства с экспертами и бизнес-сообществом легкой и текстильной промышленности. Иными словами, нас не только слышат – к нам прислушиваются.

 

Для реализации инвестиционного потенциала компаний отрасли из Фонда развития промышленности в 2017 году выделены займы на сумму 1063 млн руб. А при непосредственной поддержке со стороны Минпромторга России, ТПП РФ и РСПП из Резервного фонда Правительства РФ было направлено 2,2 млрд руб. на решение особо актуальных задач отрасли. Все эти меры, безусловно, смягчили негативный эффект от ужесточения налогового законодательства и сохранения высоких кредитных ставок. А всего в 2017-м было принято 12 постановлений и распоряжений Правительства РФ, направленных на поддержку отрасли.

 

 

Отраслевое сообщество считает, что при разработке бюджета на предстоящий трехлетний период нужно сохранить тот же уровень господдержки на 2019–2021 годы. Вдобавок, Правительство ограничивает доступ иностранных производителей в систему госзаказа – в частности, для силовых ведомств. Благодаря Постановлению Правительства РФ № 791 доля продукции, поставляемой российскими производителями для силовых ведомств, к концу 2017 года увеличилась с 30% до 80%. Соответственно, возросла загрузка предприятий – исполнителей госзаказа. Полагаю, что эти тренды сохранятся.

 

Какие факторы, на Ваш взгляд, оказывают негативное влияние на отрасль и в целом на рынок товаров легкой промышленности?

 

– Текущую ситуацию на потребительском рынке можно охарактеризовать как разновекторную. С одной стороны, высокий потенциал конкурентоспособности многих изделий российской текстильной и легкой промышленности. С другой – немалое число проблем, взаимосвязанных друг с другом. В первую очередь это продолжающийся поиск оптимального баланса «цена/качество» в поставляемой продукции. И все еще значительное присутствие – от трети до половины, а то и больше – контрафактных изделий практически во всех группах товаров отрасли. Российским производителям трудно с ними конкурировать ввиду дешевизны контрафакта и невысокого платежеспособного спроса потребителей.

 

 

Контрафактная и контрабандная продукция фактически обесценивает меры господдержки тех, кто работает в правовом поле. Пока не удается снизить незаконный оборот в наиболее чувствительных секторах – производстве чулочно-носочных изделий, трикотажных, обувных изделий. В результате продажи отечественной продукции в текущем году пока снижаются.

Сохраняется также дефицит оборотного капитала у предприятий при длительных отсрочках оплаты за поставленный товар. У банков сложная позиция при выделении кредитов на дорогостоящую логистику поставок. Зачастую – при негарантированном качестве логистических услуг.

 

 – Будет ли расширяться применение специальной маркировки изделий легпрома? Насколько она эффективна для выявления контрафакта, фальсификатов?

 

– Процесс маркировки товаров контрольными знаками стартовал, как известно, с маркировки меховых изделий, что привело уже в 2017-м году к высокому уровню «обеления» этого сектора рынка. Совместно с АКОРТ и другими отраслевыми ассоциациями внесено предложение в Минпромторг РФ, Евразийскую Экономическую Комиссию по расширению номенклатуры маркируемой продукции и обоснованной этапности внедрения маркировки.

 

Но, конечно, маркировка – лишь одна составная часть системных антиконтрафактных мер, включающих в том числе и отладку комплексной системы товаропродвижения в рамках ЕАЭС. Плюс к тому, Союзлегпром считает необходимым создание Реестра производителей продукции в РФ и в целом по ЕАЭС, а также добровольную стандартизацию и сертификацию.

 

Беседовал Андрей Чиликин

 

Продолжение следует

 

Фото: shutterstock

 

0