Профессионалам
23.07.2018 | Альбина Весина

Нужен нам берег турецкий

часть 1      часть 2      часть 3      часть 4      часть 5

 

Основные закупки новых дизайнеров по-прежнему делают концепт-магазины (concept store), а не сетевые универмаги. Причем первые, кто начинает покупать интересных дизайнеров, – японцы, расположенные ко всему новому, необычному и оригинальному, отмечают в FCG. Другой активный рынок – ОАЭ и прочие арабские страны. В силу того, что русский «византийский стиль» резонирует с их вкусом, особенный интерес вызывают «декоративные» коллекции из дорогих тканей. Следующие, кто, возможно, обратит внимание на новые имена, – закупщики из США, также демократичные и открытые. Самыми критичными всегда будут европейцы.

 

 

Одним из известных за пределами России брендов остается Vassa, работающий в сегменте «средний плюс» и имеющий магазины в США.

 

«Но, например, рынок США консолидированный, высококонкурентный, а это значит, что у покупателя уже есть большой выбор, – вздыхает Анна Лебсак-Клейманс. – Помимо локальных, там присутствует большое количество европейских брендов, ко­­торые имеют свою лояльную аудиторию, высокую узнаваемость. Кроме того, аме­риканские и уже зарекомендовавшие себя «зарубежные» бренды, как правило, очень технологичны: у них автоматизированы все процессы, они знают, как обеспечить максимальную эффективность с точки зрения планирования и т. д. Плюс они хорошо знакомы со спецификой спроса: что влияет на него, как выстраивать работу продавцов и визуальный мерчандайзинг, как работать на восточном побережье и как – на западном и тому подобное. Для успеха на новом рынке нужно прежде всего соответствие коллекций и способов ведения бизнеса стандартам но­­вого рынка. Это значит, что, помимо качест­ва изделий, необходимо иметь возможность обеспечить всю логистическую, техническую и документальную поддержку согласно правилам страны. Для молодой торговой марки или дизайнера это новые компетенции, и им нужно соответствовать».


Михаил Петров называет единственный крупный профессиональный шоу-рум на Западе, специализирующийся на русских брендах и продающий на несколько миллионов евро в сезон, – «Москва» в Милане. «Но не надо обольщаться, большую часть байеров составляют именно российские торговые бизнесы, которым удобнее делать сезонную закупку в одной локации, так как большинство магазинов имеют немосковскую прописку, – сообщает г-н Петров. – Также на рынке появляются положительные примеры fashion-кластеров, которые призваны обеспечить продвижение и сбыт российского модного производителя на Запад, например инициативы BE IN Open. Конечно, российский рынок должен быть не только принимающей стороной. Наша страна даже за железным советским занавесом имела активный экспорт и знаменитые в мире национальные бренды. Историческая память, потребность в валютном доходе и тщеславие бизнесменов рано или поздно сделают свое дело. Российским брендам на Западе быть, препятствий для этого, конечно, очень много, но внутриполитическая ситуация благоволит, а горячее желание двигает к цели».

 

 

БУДУЩЕЕ ВО ВРЕМЯ


Говоря о возможностях будущей экспансии российских сетевых брендов на зарубежные рынки, следует понимать, что емкость так называемой «русской» ниши ограничена и едва ли можно ожидать существенного роста специализирующихся в ней опе­раторов, считают в Cushman & Wakefield.


«С моей точки зрения, российские бренды, которые выходят на зарубежные рынки, придерживаются, по крайней мере на начальном этапе, двух основных стратегий: ориентация на русскоговорящее население в странах выхода или эксплуатация темы национальных собенностей России, – перечисляет Ольга Ясько, директор по развитию бизнеса компании Cushman & Wakefield. – Однако по-настоящему выход и развитие на международных рынках возможны только для тех компаний, которые смогут предложить «наднациональное» позиционирование бренда, ориентирующееся на более универсального потребителя».


Анна Панюкова убеждена, что российской моде остается надеяться на новое поколение, которое «растет с более глобализированными взглядами», границ не видит и свободно перемещается между континентами. Для того чтобы миллениалы вырастили свои бренды, по прогнозам г-жи Панюковой, потребуется около двух лет.

 

Текст: Екатерина Реуцкая

Фото: shutterstock

0