16.10.2017 | Альбина Весина

Путевка в моду

часть 1      часть 2      часть 3

 

ЕДИМ И НОСИМ


С 2014-го большинство потенциальных франчайзи решили «не лезть в бизнес», полагая, что «все хорошие франшизы в стране давно уже розданы» и вообще ​«в кризис стоит брать только франшизу на еду, но не на моду».

 


«Никак не могу согласиться с мнением, что «все роздано», – ​возражает Зинаида Помельникова. – ​Россия очень большая, и чем дальше в глубинку, тем больше возможностей для маневра, тем охотнее бренды раздают франшизы. И тем более не соглашусь с тем, что сейчас «надо брать франшизу только на еду». На самом деле это очень непростой бизнес. Да, франшизы на общепит продаются хорошо, но это отнюдь не означает, что окупаются они быстрее, чем fashion».

 

Несмотря на то что кризис внес коррективы, говорить о том, что мода сейчас неинтересна, было бы неправильно, поддерживает Денис Косаченко, директор по продажам VF CIS. «Последний год мы видим большой интерес регионов к нашим брендам Vans, Wrangler и Lee, – ​сообщает г-н Косаченко. – ​Есть как инвесторы, так и люди, которые готовы полностью заниматься работой магазинов. Для меня же главное кризисное изменение в том, что сейчас на первом месте стоит финансовый вопрос: как быстро магазин окупится, как он поведет себя в кризис, какие арендные условия есть и что будет через 2–3 года. Не так много сильных марок, которые способны гарантировать прибыль в текущих условиях, в сегменте food это несколько проще».

 

 

Однако для многих российских держателей торговых марок франчайзинг по-преж­нему лишь один из вариантов оптовых продаж, говорят в FCG. И если европейский, американский или азиатский франчайзинг – ​это передача франчайзи права пользования торговым знаком и технологиями торговой марки (ведь именно за эти know-how держателя бренда франчайзи платит роялти и паушальный взнос), то большинство российских франшизодателей не взимают с франчайзи роялти и паушального взноса, преподнося эту опцию как льготу для вероятного франчайзи. Но такая льгота зачастую оборачивается недобросовестностью держателя франшизы, полагают в компании: предприятия франчайзи, особенно успешные, выкупаются держателями торговой марки или закрываются из-за отсутствия товарного обеспечения, неудовлетворительных экономических показателей и прочих аспектов неудачной операционной деятельности. «Во всем мире франчайзинг – ​это когда человек устал работать на компанию и за те же деньги становится владельцем собственного бизнеса, – ​говорит Денис Косаченко из VF CIS. – ​В России же это все еще люди с большими финансовыми возможностями, с одной стороны, и нежеланием работать за 100–200 тысяч рублей – ​с другой».

 

Ключевой проблемой российского франчайзинга в FCG называют отсутствие технологий продаж и методик ведения успешного бизнеса. Считается, что если франчайзи купил товары или получил их на условиях реализации, то дальнейшие действия – ​это бизнес-ответственность франчайзи, делятся эксперты FCG. «Самое серьезное – ​это, пожалуй, необходимость налаживать IT-инфраструктуру, – ​размышляет Зинаида Помельникова. – ​О какой омниканальности можно говорить, если у франчайзи-партнера и в собственном магазине бренда даже нет единых систем лояльности, отсутствует общая система работы с потребителем? Кроме того, в магазинах часто представлен разный ассортимент – ​в собственной рознице товаров обычно намного больше, чем у держателя франшизы. У последнего, как правило, в основном самая ходовая товарная матрица. Нет и обмена данными по остаткам, а зачастую отличается даже стоимость товара».

 


Другие проблемы с внедрением мирового опыта франчайзинга в России лежат в правовой области и практике организации бизнеса отечественными предпринимателями, убеждены в FCG. Развитие технологий франчайзинга предполагает, например, возврат франчайзи нереализованной продукции на склад франчайзера в конце сезона, но большинство российских франшизодателей не готовы предоставить такую услугу своим франчайзи по ряду объективных причин: неразвитая структура логистики, отсутствие точек сбыта нереализованных товаров, низкая маржинальность товаров, не позволяющая реализовывать стоки по бросовым ценам, несбалансированная товарная матрица, не дающая возможности совершать обмен товаров оперативно. Фактически большинство российских компаний до сих пор не применяет многие технологии продаж внутри собственных торговых точек, а чтобы адаптировать весь накопленный международный опыт франчайзинга, необходимо сначала разобраться с тем, что происходит внутри бизнеса держателя торговой марки. «Все еще не решен и вопрос какого-либо правового регулирования взаимоотношения сторон – ​участников процесса купли-продажи франшизы, – ​считает Вадим Игошин из ECE Russland. – ​Часто головной офис никак не отвечает (а иногда и не следит) за партнерские магазины – ​и это опять же не регулируется».


Станислава Нажмитдинова, однако, отмечает изменение менталитета франчайзеров, и франчайзи в целом: как минимум пришло понимание, что «все в одной лодке».
«Плохо работающий магазин по франшизе – ​это ведь прежде всего вред репутации вашего бренда, – ​считает Вадим Игошин. – ​Но и франчайзи становятся все более придирчивыми при выборе франшизы. Благодаря наличию сайтов-агрегаторов вроде franshiza.ru начинающий бизнесмен может получить исчерпывающую информацию о существующих предложениях, размере инвестиций и сроках окупаемости».

 

При этом, по словам Дениса Косаченко, в регионах по-прежнему много частных небольших инвесторов, способных открывать два-три магазина. «Сейчас лучше всего чувствуют себя одежда, аксессуары, белье в сегментах «средний» и «средний минус», – ​перечисляет Станислава Нажмитдинова. – ​Хуже всего – ​обувь, верхняя одежда, шубы, премиум и люкс. Сейчас на рынок выходят новые компании и бренды; ​таким образом, количество предложений будет только увеличиваться. За последние три-четыре года выросло и множество российских марок одежды, которые готовы к развитию именно через партнерскую сеть. Уверена, они нас еще удивят».

 

 

«В сегменте fashion еще много неосвоенных ниш и сегментов, которые можно и нужно заполнять международными новинками, – ​уверена Евгения Хакбердиева, руководитель отдела торговых центров департамента торговой недвижимости компании Knight Frank. – ​И многие российские компании готовы расширять свой портфель брендов, но, к сожалению, западные – европейские и американские – бренды сейчас не очень ориентированы на наш рынок. А к азиатским брендам мы еще не готовы. Кроме того, могут сработать франшизы российских дизайнеров, сейчас много новых и интересных концептов, которые будут востребованы в регионах по соотношению «цена – качество»: 12Storeez, Brusnika, Marchelas, T-Skirt и им подобные».


«До сих пор многие fashion-бренды отказываются от открытия новых точек по франчайзингу, ожидая улучшения ситуации. Сейчас их основная задача – оптимизация бизнес-процессов и реструктуризации собственных сетей, – отмечает Екатерина Сойак, организатор крупнейшей в СНГ выставки франшиз BUYBRAND Expo. – На протяжении года мы наблюдаем уход с рынка ряда международных компаний и появление новых отечественных франшиз, которые стремятся заполнить освобождающееся пространство в рамках импортозамещения. Кроме того, в России сейчас возникает много оригинальных fashion-концепций, ориентированных на самобытную продукцию и производство в России. Например, сеть «Бабушка Вяжет», которая занимается продажей варежек ручной работы, связанных вручную бабушками в Тамбовской области. У подобных проектов очень хорошие перспективы. Некоторые компании работают над сменой формата и уходят в более бюджетный сегмент, чтобы зарабатывать на больших оборотах. Наметилась отличная тенденция – появляется все больше местных брендов, увеличивается количество интересных региональных концепций.

 

 

С точки зрения развития франчайзинга Россию пора перестать считать каким-то аутсайдером. На самом деле наши предприниматели довольно быстро перенимают тренды тех стран, в которых франчайзинг исторически более развит. На нашем рынке уже давно представлены практически все крупные марки и бренды. Наши стандарты ведения бизнеса, каких бы мелочей они ни касались, вплоть до оформления торговых площадей, нельзя назвать «отстающими» от западных. Единственное, чего нам не хватает, – надежного законодательного регулирования сферы франчайзинга. Российские потребители, хоть и чувствуют себя более свободно в последние полгода, все же продолжают тщательно планировать свой бюджет, так что основным критерием при выборе товара по-прежнему остается его цена. Но полностью отказаться от стильной одежды потребитель не может. Поэтому лучше всего себя чувствуют недорогие франшизы магазинов с бюджетной, но стильной одеждой. Мы надеемся, что общее оздоровление экономической ситуации положительно скажется на сегменте fashion-ритейла, уверенность ритейлеров конвертируется в успешный и бурный рост и, как следствие, fashion-сегмент франчайзинга пополнится новыми лицами и компаниями».

 

Текст: Екатерина Реуцкая

Фото: shutterstock.com

0