12.10.2017 | Альбина Весина

Путевка в моду

часть 1      часть 2      часть 3

 

По данным Colliers International, компании, которые ранее активно использовали франшизы, теперь предпочитают отзывать их и развивать бизнес самостоятельно. Тем не менее модная индустрия остается одним из наиболее привлекательных сегментов для российских франчайзи.

 

 

По мнению экспертов Fashion Consulting Group, франчайзинг в России по-прежнему не является цивилизованным видом бизнеса: ​менее 50% франчайзеров работают по договору коммерческой концессии, регистрируя его в уполномоченных органах. И хотя на рынке франчайзинга давно сформирован пул из ключевых игроков (их портфели содержат 15 и более брендов, с которыми они работают), однако по сравнению с предыдущими годами количество франшиз сократилось, а портфели не пополняются новыми проектами, отмечают в Colliers International.


«Один из недавних примеров: ​британская сеть детских товаров Mamas & Papas, которой по франшизе в России управляет компания Ideas4Retail, ушла с отечественного рынка, – ​делится Дина Постоленко, исполнительный директор департамента торговой недвижимости Colliers International. – ​Наиболее значимо в этом плане пострадали сегменты «средний» и «средний плюс» – ​из-за кризиса они стали очень дорогими, но их качество не поменялось; ​соответственно, сейчас брендам невыгодно брать марки такого уровня».


Впрочем, франшизы для российских игроков вообще «стали слишком дорогими», констатируют собеседники «ММ». «Fashion-сегмент перестал активно развиваться по франшизам, но вот сервисы и услуги (лаборатории, турфирмы и студии красоты), наоборот, активно работают по этой схеме, – ​отмечает Дина Постоленко. – ​Это объясняется тем, что сфера услуг, в отличие от ритейла, не несет никаких финансовых рисков».

 

 

Зинаида Помельникова, руководитель департамента торговой недвижимости RealJet, соглашается: в бой с fashion-франчайзингом вступили модели в сфере сервисов и услуг, не такие затратные и сложные, но показывающие при этом довольно интересные финансовые результаты. Речь идет о barber-салонах, brow-студиях, разноформатных салонах красоты. «Fashion-франчайзинг непопулярен в России, за исключением отдельных компаний и сегментов. Это относится к франшизе Calzedonia, а также к франшизам детских брендов и некоторых обувных, – ​поддерживает Анастасия Волоснихина, ведущий консультант отдела торговой недвижимости Cushman & Wakefield. – ​Да, есть известные компании, такие как Terranova, Mango, United Colors of Benetton, которые также работают с партнерами, но бума по продаже этих франшиз мы не наблюдаем. Франшизы в сегменте общепита более популярны, но это соответствует общемировым тенденциям: люди предпочитают тратить деньги на ощущения и эмоции, поэтому спрос в ТРЦ на категории «еда» и «развлечения» растет, а на fashion – ​падает».

 

МЕСТНОЕ ВРЕМЯ


По данным FCG, франчайзинговый рынок планеты в 2016 году – ​это 30 тысяч сетей в более чем 100 странах и 3 млн предприятий с оборотом 3,79 трлн долларов. Самую большую долю занимает Азия – ​33%, следом идут Европа и Северная Америка. Очень быстро растет доля латиноамериканского рынка: если в 2007 году она не превышала 7%, то в 2016-м составила уже почти 12%.


Рынок и тренды в сфере франчайзинга формируют европейские и американские франшизы, где уже много лет лидирует Америка, задающая тон изменениям в технологиях франчайзинга, сообщают в FCG.  «Несмотря на то что мейнстрим развития для крупнейших производителей fashion-продукта – ​быть ближе к покупателю и развивать продажи через собственные розничные каналы, отказываясь от работы через посредников, развитие франчайзинга по-прежнему остается одним из самых приоритетных направлений, особенно для модного бизнеса, – ​как позволяющее захватить большую долю рынка за довольно короткий срок без значительного инвестирования со стороны головной компании», – ​убеждена Станислава Нажмитдинова, директор по развитию марок W&B, «ПТЮЧ», Lessismore, эксперт по франчайзингу и развитию брендов в индустрии моды.

 


Зинаида Помельникова соглашается: наибольший спрос наблюдается именно для франшиз в ценовой категории 1,5–2,0 млн рублей. Покупка франшизы отечественного бренда, по словам г-жи Помельниковой, обходится в среднем в 4 млн рублей, иностранного – ​дороже. «И если с российскими держателями брендов еще можно договориться об оптимизации расходов на открытие магазина (поменять рекомендованное оборудование на аналогичное, но более бюджетное, снизить расходы на дизайн и т. д.), с международным брендом это невозможно, у него всегда четко прописаны все стандарты, – ​поясняет эксперт. – ​В итоге международная франшиза обходится парт­неру в 8–10 млн рублей. Неудивительно, что сегодня такие западные бренды, как Wrangler, Lee, Motivi, испытывают трудности с поиском партнеров: слишком высок порог входа и слишком активна конкуренция среди более доступных франшиз. От себя отметила бы монобрендовый магазин женского белья «Дефиле» – ​у бренда недорогая франшиза (1,5 млн рублей), и, что самое важное, она успешно работает и окупает себя в заявленные 2 года. Еще один интересный бренд – ​кожгалантерея Eleganzza. Компания активно развивается в России и имеет весьма интересные показатели по стоимости входа и возврату инвестиций. Хорошо работает и франшиза casual-одежды Westland, очень популярен ритейлер Oggi – ​он давно на рынке, прекрасно понимает, что такое франчайзинг и «с чем его едят». Еще один удачный проект – ​магазин одежды Lusio. Компания работает по лекалам известных домов мод и при этом предлагает одежду в среднем сегменте. Бренд активно развивается, в том числе через франчайзи-партнеров».

 

В свою очередь, в CBRE отмечают BNS Group (представляет бренды Michael Kors, Coach, CK, Top Shop, Armani Jeans, Polo, недавно заявила об открытии моно-магазинов «Лагерфельд»), Moneks – ​Jo Malone, Victoria’s Secret, Starbucks, Mac, Mothercare, группы Mercury и Bosco, Inventive Retail (представляет Apple Premium Reseller, Nike, UNO de 50, LEGO).

 

 

Кризис продолжает «подрезать крылья» fashion-франшизам, поддерживает Вадим Игошин, менеджер по развитию и разработке концепций ECE Russland. «Мы видим, что часть закрытий fashion-ритейлеров по всей стране пришлась именно на франчайзи, – ​вздыхает эксперт. – ​Но кризис не зря считают своего рода фильтром – ​слабые франшизы в принципе ушли с рынка, да и партнеры стали подходить внимательнее к выбору бизнес-модели».


По словам Зинаиды Помельниковой, сейчас сети вообще не хотят самостоятельно выходить в относительно небольшие регионы, предпочитая работать там через парт­неров. «Но и поиск партнеров становится все более сложным, а количество открывающихся в год магазинов существенно сократилось, – ​делится г-жа Помельникова. – ​За три года оно уменьшилось почти вполовину. Стоящие партнеры имеют возможность выбрать хорошую франшизу из большого количества предложений; таким образом, конкуренция за партнеров возрастает. А «вновь прибывшие» на этот рынок франчайзи часто не имеют возможности вести бизнес профессионально».

 

Продолжение следует.

 

Текст: Екатерина Реуцкая

Фото: shutterstock.com

0