03.07.2018 | Юлия Ригби

Не всё то кутюр, что блестит

2 июля в рамках Недели Высокой моды в Париже сезона «осень-зима 2018/19» была представлена коллекция haute couture бренда PATUNA. Роскошные ткани, изысканный и элегантный крой, классическая палитра оттенков благородного бордо, жемчужного с золотым, антрацита и платины, казалось бы, должны отсылать нас к искусительницам из бондианы. Но это чувство, едва возникнув, прячется за новым образом, столь знакомым с советских дискотек и провинциальных школьных выпускных, когда юные девушки хотят в одном платье выразить всю гамму чувств и достоинств. Ну как в книге. Одной. Которую бы взяли с собой в ковчег Ноя.

 

 

 

Огромное количество парчи с неуютным шифоном вызывает недоумение из-за сложных по крою деталей каркаса платья, где ни длина, ни акценты, ни детали – банты, заломы, защипы и накладные элементы – не проясняют мысль создателя наряда. Неприлично отчетливо кажется, что все это мы уже где-то видели. Автор собрал калейдоскоп из увиденного и прошедшего и отважно повел зрителя по дороге истории моды. Тут и Пако Рабанн в 60-е, и советский альбом для рукодельниц из 70-х... А в некоторых местах, где дизайнер, спохватившись, вспоминал, что это у него «высокая мода», всплывают неудачные показики на первых Неделях Высокой моды в Москве середины 90-х (хотя, по большому счету, там-то успеха было на все 98%).

 

Но если знать, что автор коллекции – дизайнер американо-грузинского происхождения, то начинаешь понимать и даже мысленно оправдывать эти громоздкие неудобные творения. Ведь дизайнеру нужно не только воплотить то, что нашептала ему шаловливая муза, но еще и продать! Именно поэтому данную коллекцию позиционируют как вечерние и праздничные наряды для роскошной (а значит, побольше парчи и кружева с бархатом), уверенной в себе женщины... Кто же еще решится подобное надеть?

 

Несколько эпатажным показалось решение в макияже. Классические пергидролевые локоны – еще полбеды. А вот серебристая то ли маска, то ли краска на лице напоминает срочные сборы в спешке и в темноте, когда, опаздывая на работу, прыскаешь на себя не духами, а мужниной пеной для бритья и гордо идешь потом по улице, пока прохожие не намекнут на случившийся казус... Впрочем, возможно, это отсылка к платиновой парандже, которую запретили носить во французских учебных заведениях, тогда коллекция актуальна не только как мимолетный экскурс в историю кино и моды, но еще и как политический жест.

 

 

 

Ну да бог с ней, с металлизированностью на лице.

 

Дизайнер представляет коллекцию – а значит, каждое платье – как продолжение идеи, заложенной в предыдущей модели: так, с маленькими крещендо и диминуэндо, зритель окунается в гармонию мира, придуманного мастером, и начинает распутывать клубок ассоциаций. Совсем как в маленькой прелюдии и фуге хорошего композитора.

 

Но лично я спотыкаюсь о каждое новое творение этого бренда, потому что только что выстроенные впечатления и ассоциации ломаются о новую идею, не всегда удачно воплощенную. В пресс-релизах читаешь о коллекции – и оказывается, что в таких платьях, вы только подуайте, соблазняют миллионеров, гуляют по дворцам и виллам и по-мужски уверенно играют в знаменитых казино. Свежо предание, да верится с трудом.

 

Фото: пресс-центр Мефистофель, Франция

1