07.02.2018 | Вера Иванова

Импортозамещение в премиальном сегменте

Тема замены импортной продукции российскими аналогами – ​одна из самых популярных в последние годы. Но если по товарам массового спроса это признано свершившимся фактом, то завоевать люксовый сегмент до недавнего времени казалось несбыточной мечтой. Поговорим о перспективах российской компании в премиальной нише с основателями бренда Canoe Валерием Туниянцем и Татьяной Карпинской.

 

– Вы успешно занимаетесь импортозамещением в премиальном сегменте. Как вам это удается?


Т.К: Как показал опыт прошлых лет, в дни экономической нестабильности с рынка в первую очередь вымывается качественный продукт. В 2014 году, видя эту тенденцию, мы приняли решение сделать ставку на увеличение в наших коллекциях доли высококачественных итальянских пряж до 90%. Как только мы стали выпускать продукт из дорогого сырья, у нас появились клиенты более высокого сегмента. Например, по мнению дистрибьютора Северо-Западного региона, как только с рынка ушли скандинавские и немецкие производители, Canoe очень своевременно и грамотно зашла на их места. 

 


– Как у вас получается поддерживать приемлемые цены?


В.Т.: Мы просто их не завышаем. Политика ценообразования Canoe честная: она исходит не из наших «аппетитов», а из реальной стоимости сырья и производства. Доходит до смешного: байеры и владельцы дорогих премиальных и люксовых магазинов говорят, что наш продукт превосходного качества, но слишком дешевый.


– Что вы подразумеваете под «высоким качеством производства»?


В.Т.: Высокое качество производства – ​это когда не только сшито ровно. Мы буквально подгоняем каждое изделие по размеру, следим за тем, чтобы пропорции были идеальными. Можно изготовить просто шапку, наштамповать тираж. Но пряжа каждого цвета ведет себя в изделии по-разному, имеет свою жесткость и растяжимость. Мы добиваемся безукоризненной посадки.


– Каким образом отбирается сырье? Как устроено производство?


Т.К.: На данный момент в коллекции мы используем 86 видов пряж от лучших итальянских производителей: кашемир, суперкидмохер, мохер, альпака, 100% шерсть, сложные составы фрагментированного крашения. В нитки вплетается люрекс, пайетки, бисер. Материалы изначально изготовлены по сложным технологиям, поэтому производство достаточно трудоемкое. Это не ак­рил, с которым все просто. Зато на выходе получаются изделия мягкие, пушистые, ги­по­аллергенные, да еще и легкие в уходе. Каждый вид сырья перед закупкой тестируется на растяжение, тактильность и так далее. 

 


– Есть ли у бренда Canoe какие-то особые ноу-хау?


Т.К.: Мы постоянно ищем новые технологии. Вот, например, пользуемся изобретением российских ученых – ​нанообработкой серебром, благодаря которой головной убор приобретает бактерицидные свойства. Или технологией High Twist, где используется высококрученная шерсть тонкорунных мериносов. Такие изделия не подвержены пиллингу и не растягиваются. Интересная технология изготовления пряжи из пуха, который невозможно обрабатывать привычными методами, – ​3D Tube. Получающийся материал на 35% легче, чем традиционная пряжа.
Мы используем нанотехнологии обработки шерсти, где применяем Teflon, предотвращающий намокание шапки, а также   технологию H2DRY, увеличивающую гигро­скопичность изделия.
Кроме того, делаем большие коллекции из суперкидмохера. Кидмохер – это нежная шесть первой стрижки полугодовалого козленка. Если для пряжи выбирают верхнюю,  самую тонкую и мягкую, шесть – ​это суперкидмохер. С таким материалом работают в основном европейские дома мод. Canoe – ​крупнейший российский закупщик этого сырья. В закупке наше изделие из суперкидмохера стоит 1 200 рублей. Импортный аналог стоил бы минимум 100 евро.
Зная специфику российского климата, мы утепляем многие модели. И всегда применяем вторым слоем натуральные материалы: шерсть, мохер и прочие. Принцип Canoe – ​только натуральные материалы.


Беседовала  Ольга Штейнберг

Фото: Canoe